Тараканий грипп

Тараканий грипп

Вы, наверное, подумали, что я буду подробно описывать свою борьбу с домашними тараканами? Нет, нет и нет. Скорее, поделюсь рассказом о том, как они мне помогли избавиться, если не навсегда, то точно надолго, от ночного хулигана. Так мы все, не сговариваясь, называли моего соседа по подъезду.

А теперь с самого начала. Его, моего соседа, редко кто видел в глаза. Только слышали, как отъезжает по ночам его старый мотоцикл. Почему я решила, что мотоцикл старый? Вы могли подумать, что я – дока в этом вопросе, и могу по одному звуку работающего мотора сходу определить и марку авто, и год выпуска, или даже представить, как выглядит его хозяин. Конечно же, это не так.

Просто сложилось таким образом, что с самого детства все встречающиеся по пути механизмы я сравниваю с людьми. Наверняка, не только я, но и вы тоже, обращали внимание на изменения, происходящие с человеком по мере старения. Меняется не только внешность и походка, также необратимо стареет и его голос. 

Так вот. Грозное рычание соседского мотоцикла можно было сравнить разве что с прокуренным басом старого курильщика, не расстававшегося с трубкой лет этак сорок с гаком. А этот самый гак мог растянуться хоть ещё на сто лет. Услышав надоедливое тарахтенье, взбудораженные жители нашей пятиэтажки нервно сжимали кулаки, ругались самыми непотребными словами и, перевернувшись на другой бок, мирно засыпали.



Я тоже отношу себя к этой самой когорте – нервные жители. Только мне, по обыкновению, далеко не сразу удавалось погрузиться в сладкий сон. Хорошо ещё, что я не так давно вышла на пенсию, и не было у меня никакой надобности вскакивать в семь или даже пять утра и рысью мчаться на метро, чтобы вовремя успеть к своему станку. Так я называла свою старенькую пишущую машинку необъятных размеров.

Наше малое предприятие не выпускало разве что новогодних украшений. Прибыль от многочисленной мелочёвки, производимой в огромных количествах, была настолько мизерная, что её едва хватало на выплату минималки рабочим, трудившимся не корысти ради, а в надежде на лучшие времена.

Тараканами мы называли не насекомых (кстати, у нас их отродясь на фабрике не водилось), а маленькие колючие железячки. Не могу припомнить точное название этих штучек, но их ещё применяют в милицейских лентах для экстренной остановки лихачей, угонщиков и просто бандитов.

Этих, так называемых, «тараканов» у нас водилось видимо-невидимо по самой простой причине. Когда-то, ещё при прежнем милицейском руководстве нашему малому предприятию подфартило. Вдруг ни с того ни с сего доблестной милиции понадобилось этих железяк чуть ли не целый вагон. Вот мы и постарались на славу, выполнив этот спецзаказ в самые кратчайшие сроки. Отрапортовали вышестоящему руководству, собрали железяки в мешки и стали ждать взамен таких же мешков, но только с деньгами.

Но тут грянула перестройка, и наши «тараканы» стали никому не нужны. Хоть неси их на рынок и продавай поштучно или на развес, кому как захочется. Лишь бы деньжат подкинули хотя бы на проживание. Я в ту пору секретаршей работала, а по ночам сторожила в цеху, чтобы, не приведи Господь, не порастащили чужое добро. Ночью было тихо, как на кладбище, и ни одна душа не рисковала появляться на нашем производстве. Как говорится, тишь да гладь, да Божья благодать.

Случилось так, что стало моей семье совсем невмоготу жить. Вот и попутал меня бес. Сама не понимаю, как это произошло, но пошла я на мелкое воровство. На мелкое, потому что по-крупному у нас давно всё уже было растащено, даже мела не осталось хоть на какую-никакую побелку.

Так вот, осталась я в ту ночь совсем одна и прилегла по обыкновению на пару часиков вздремнуть. Пытаюсь уснуть, но никак не могу и на минутку отключиться. Лезут всякие крамольные мысли в голову. И тут, как бомба рванула: перед моим мысленным взором встали бесхозные мешки с никому не нужными железками. Но бывает ведь так, что одному совершенно без надобности, а другой об этом же мечтал чуть ли не всю свою жизнь. Вдруг кому-то захочется смастерить что-нибудь своими руками, да тоже выставить на продажу. Так и убьём сразу двух зайцев.

Крутилась я крутилась на топчанчике, а сон так и не пришёл ни в один глаз. Ну и надумала я-таки отнести домой хотя бы горсточку этих «тараканов». Не убудет же от такой потери ни у нашей доблестной милиции, ни у развалившегося малого предприятия. Огляделась я на всякий случай по сторонам, да и набрала из двух разных мешков по стакану разнокалиберных железяк.

Взять-то я взяла, да как применить или продать, ума не приложу. Сдуру всё мужу своему рассказала и в качестве доказательства своей гражданской безответственности высыпала ему на ладонь горсточку «тараканчиков» разного калибра. Узнав, что это такое и как называется, он громко расхохотался и, практически захлёбываясь от смеха, прокричал:
– А эти-то тараканы что такие мелкие? Гриппом что ли переболели в детстве? Да кому они нужны такие?

Так и пошла с той поры в нашем доме потеха. Чуть что не так сделаю или скажу, Гриша тут же вспоминает мою неудавшуюся попытку обогатиться за счёт «тараканов». Вначале он молча ухмыляется, глядя на меня, потом показывает пальцем на антресоли, где всё это время хранились злосчастные железяки, и затем важно произносит:
– Маринка, а как поживают наши гриппозные тараканчики? Не пора ли их вывести на прогулку? А, может, загоним их по дешёвке нашему соседу из третьей квартиры? Глядишь, и с мотоциклом по ночам перестанет хулиганить.

Шутки шутками. Но, видимо, у меня в голове тоже водились тараканы. И, похоже, они тоже чем-то переболели, даже более серьёзным, чем пресловутый тараканий грипп.
Выбрала я момент, когда мужа не было дома, да и достала с антресолей полстакана «тараканов». На удивление, они выглядели так, будто только вчера сошли с конвейера. Прикинув на глазок их количество, я потрусила к соседской двери. В это время любивший поспать Гаврила должен был уже проснуться, поэтому я смело позвонила в обшарпанную дверь. Смело – это очень громко сказано. Не одна я побаивалась его грозного вида. Высокий амбал с рыжей бородой, увешанный цепями с ног до головы, вечно то ли под кайфом, то ли по жизни таким уродился.

Двери открылись на удивление быстро. На пороге стоял не сам хозяин квартиры, а, похоже, его мать. Так мне показалось поначалу. Потом я разобралась в их родстве, но сейчас заранее приготовленная речь застряла у меня где-то по пути от мозга к желудку. Икнув от неожиданности, я произнесла первое, что пришло в голову:

– Здравствуйте, мадам. Я Ваша соседка со второго этажа. А не возьмёте ли Вы у меня тараканов? Только большие уже разошлись, остались самые мелкие. Потому что в детстве гриппом переболели, – выдавила я из себя дурацкую шутку. – Глядишь, и сынок Ваш перестанет по ночам гонять на мотоцикле, – промямлила я, заглядывая за её спину.

Всё это время жестянку с «тараканами» я прятала за спиной, тем самым давая понять, что они у меня на самом деле наличествуют. В этот момент я даже не думала, как всё это выглядит со стороны. Тем более, чужой человек ни сном, ни духом не мог знать наших семейных приколов.

В течение минуты ошарашенная женщина молчала и глядела то на меня, то на своего сына, появившегося у неё за спиной. Теперь я могу вас заверить, что от испуга или большого удивления глаза у людей точно становятся не только большими, но даже меняют свой цвет. А она всё продолжала молча глядеть на меня и, видимо, строила догадки о моей вменяемости. Наконец, она прервала затянувшуюся паузу:

– Нет, тараканы мне не нужны. Тем более, больные гриппом. Своих не знаем куда девать. А вот с племянником я непременно поговорю, не извольте беспокоиться.

С этими словами она захлопнула дверь, а я поплелась домой не солоно хлебавши. Баночка с «тараканами» заняла своё законное место на антресолях, а я, немного поплакав и выпив сразу на всякий случай пять таблеток валерьянки, прилегла отдохнуть. Не знаю, что на меня подействовало: то ли перенесённый стресс, то ли валерьянка, но спала я всю ночь сном младенца.

Проснувшись рано утром я подошла к окну. На асфальте, прямо под нашими окнами огромными печатными буквами было написано: ПРОСТИТЕ МЕНЯ! Я БОЛЬШЕ ТАК НЕ БУДУ!

Тётушка Гаврилы слов на ветер не бросала, и своё обещание сдержала. Я с облегчением вздохнула, а со мною и все жильцы нашего многоквартирного дома.

С той поры все мы спали спокойно, пока в наш дом не поселился трубач из местного симфонического оркестра. Но это уже другая история.

автор Ирина Абеляр

Подддержите нас, поделитесь с друзьями или нажмите на рекламу!Спасибо)