Секта

Секта

  Ольга с Лилей стали приятельницами не просто так. Много чего у них было общего. Ровесницы, у обеих серьезные проблемы со здоровьем и ни одна, ни другая не собиралась сдаваться своему недугу и обе старались жить полноценной жизнью. Еще девушек связывал интерес к нетрадиционной медицине. Возможно потому, что на них обеих врачи давно уже махнули рукой — с такими диагнозами не живут, а доживают. Оля  «сидела» на инсулине. Диабет был таким тяжелым, что девушка несколько раз оказывалась в реанимации. У Лили — порок сердца. Она еще шутила, что везучая — шанс жить до сих пор  у нее был равен пяти процентам из ста. Но ни одна ни другая не сидели на шее родителей — работали, как все.
   Вот и теперь, они сняли на двоих дачу под Геленджиком и устроились на сезонную работу. Оля плела афрокосы на городском пляже, а Лиля продавала сувениры на туристической тропе в лесу.
   Вечером после работы,  искупавшись и поужинав, девчата в основном болтали о том, о сем. Телевизора у них не было, интернет в те времена был не таким доступным, как сейчас. Поэтому они слушали музыку или наслаждались тишиной леса, окружавшего их красивый, хоть и маленький, домик.


— Лиль, помнишь Кешу, мужа Наташи Синчиной?
— Да, конечно!
— Вот он дурак, ой дурак!
— Почему это?
— Я познакомилась зимой с очень интересными людьми из духовного центра «Сияние», они из Мурманска приезжали семинары проводить.
— И причем здесь Иннокентий?
— Он раньше состоял в этом центре, учился у них. А потом ушел и теперь деградирует семимильными шагами. Я его встретила недавно — сразу заметно, человек свернул с истинной дорожки. Черный аж весь. Видно по биополю, что обречен.
— А ты биополе видишь?
— Это меня в «Сиянии» научили. И лечить умею.
— Да ты что? Здорово-то как! А меня можешь «посмотреть»?
— Конечно.



   Лиля уважала Ольгу. Ее было за что уважать. Рассказы подруги о мурманском духовном центре очаровывали. Оля дала  почитать книгу лидера центра — Кирилла Заиченко. Очень и очень интересную. И закономерно, что  Лиля решила при первой возможности тоже попасть на семинары этого удивительнейшего человека. Заинтересовал ее мурманский центр весьма.

   Но потом постепенно, шажок за шажком, в душу девушки начало закрадываться сомнение. Ольга, безоговорочно верившая в свой дар ясновидения, достаточно часто ошибалась в своих предсказаниях. Это ее нисколько не смущало. А вот Лилю смущало очень. Она даже стала подозревать, что не такое уж это учение замечательное, раз одна из его последовательниц «косячит» на каждом шагу. Самовнушение не дает  подруге видеть, что все ее так называемые способности по факту —  пшик. В общем, ну их всех, этих мурманчан, с их «Сиянием».

   По соседству с девушками жила семья кришнаитов. Пара средних лет с двумя детьми — подростками. Они по субботам  топили баню и звали своих друзей попариться. В эту «банную субботу» позвали и подружек, но Оля была занята и Лиля пошла одна.
   Уже наступила ночь, когда довольная и чистая, напившаяся вкусного чая с мятой и наобщавшаяся с интересными людьми, Лиля бодро шагала по дороге, посыпанной гравием и даже напевала себе под нос веселую песенку.
  Вдруг перед девушкой тьма стала быстро уплотнятся и в конце-концов обрела вид  огромного рогатого силуэта, который был  выше окружающих домов. Лиля в шоке остановилась.
— Это еще что…
— Ты решила уйти от нас? Как ты смеешь уходить? Мы не прощаем такого! Ты — наша!
   И представилась девушке картина — все люди из «Сияния» под куполом, купаются в свете собственной гордыни, а эти рогатые наблюдают — для них каждый человек, как батарейка. Источник энергии. И вот она, Лиля, которую они уже считали «своей», решила уйти. Раз так — пусть пребывает в ужасе, а они будут поглощать ее страх!
— Я не ваша, я принадлежу Богу! — с такими словами девушка бросилась бегом до дома.
   Включив везде свет, забилась в угол дивана, обняв колени руками.

   Ничего себе, какие агрессивные силы стоят за мурманчанами. Не понравилось им, что она решила идти своим путем, разочаровавшись в Ольгиных способностях. И как ей, Лиле, теперь жить дальше? Видеть ТАКОЕ никому не пожелаешь. А ведь столько людей ходят на практики, стараются открыть свой «третий глаз». Знали бы, что можно увидеть  этим самым глазом, предпочли бы не открывать, а заколотить намертво и забыть о его существовании.

   Подруге о нападении ничего не сказала. Ольга бы ей все равно  не поверила.




   — О, Наташ, привет! Давно не виделись.
— Привет, Лиль.
— Да у вас опять пополнение ожидается? И какой это будет о счету?
— Четвертый.
— Ничего себе. Ну ты героиня, Наташа. Уважаю.
— Ты же знаешь — мы с мужем детей любим.
— Слушай, а Кеша ведь раньше общался с этими, из Мурманска, «Сияние» центр их называется?
— Да, только потом ушел от них. И такое началось — ужас! Гнобят при каждом удобном случае.
— Понятно… Ну ладно, пошла я на остановку. Выходной, продуктов надо купить на рынке. Передавай мужу привет от меня!
— Хорошо, передам. Пока!
— Пока!

   Лиля шла по лесу до остановки и думала о том, что существо, напавшее на нее — агрессивное. Люди из этого центра — тоже агрессивные. К тем, кто уходит, кто уже «не их». Ничего себе…


   Сезон заканчивался. Заработки упали и Лиле больше не было смысла оставаться. Засобиралась домой, в Ростов — на — Дону. Оля же, уральская девушка, решила зимовать в Новороссийске. Дороги приятельниц  разошлись. Каждая пошла своей.


    Встретились они снова через год на музыкальном фестивале, который проходил возле реки Жане  в лесу. На одном берегу речки шли выступления, работали кафешки, стояли торговые точки с сувенирами, пряностями, травяными сборами и музыкальными инструментами. На другом — раскинулся палаточный городок.
   Девушки встретились возле торговой точки с книгами.
— Оля, привет! Как дела?
— Привет, Лиль. Пошли в веганское кафе, чаю попьем, поболтаем?
— Я не против.
    Девушки вошли в светлое просторное помещение, сели за стол и в ожидании заказа продолжили беседу.
— Ну что, ты так и общаешься с этими, из Мурманска?
— Нет Лиль. Я ушла от них. После конфликта с лидером. Оказывается, иметь собственное мнение в «Сиянии» запрещено.
— Понятно…
— А ты знаешь, я ведь чуть не погибла. Стою как-то на тротуаре, жду зеленый. Машины несуться мимо, а меня как-будто кто-то так и толкает под колеса. Еле удержалась, чтобы не кинуться. Представляешь? Бес это был, не иначе.
— Если честно, я ведь знала, что с этим «Сиянием» не чисто, но не сказала тебе ничего. Ты  бы не поверила.
— Да, не поверила бы. А всему виной гордыня. Я же себя считала просветленной. Людей лечила. И вот чем все обернулось.
    Принесли чай  и девушки замолчали, наслаждаясь вкусным напитком и пением участников фестиваля, которых было очень хорошо слышно.

    Жизнь продолжалась. Прекрасная и удивительная, не смотря ни на что.

автор Марина Ермолова-Буйленко  

Подддержите нас, поделитесь с друзьями или нажмите на рекламу!Спасибо)