С лица воду не пить

С лица воду не пить

С самого раннего утра шёл мокрый снег, и Тимофею Андреевичу не хотелось покидать свою уютную квартирку на десятом этаже новенькой многоэтажки. Но до пенсии оставалось ещё лет тридцать с гаком, так что волей-неволей приходилось каждое утро ошпаренно вскакивать с постели по пронзительному кукареканью мобильника, заваривать крепчайший кофе, пару-тройку раз подтягиваться на турнике, столько же раз отжиматься от пола. Таким образом хозяин квартиры убивал одновременно сразу же двух зайцев. И кофе самостоятельно варился (благо, у него была отменная кофемашина самой последней модели), и отдавалась дань давно забытой привычке делать полноценную утреннюю зарядку. После душа нужно было непременно громко крикнуть «вуаля» – и только потом бегом на кухню!

Так сложилось, что уже несколько лет подряд каждый завтрак Тимофея Андреевича предварялся победным выкриком «вуаля» и лошадиным галопом по длинному коридору. Пожалуй, он и сам не помнил, откуда взялось это «вуаля» и утренняя беготня. Но, не дай Бог, он пропускал хоть что-то из того, что проделывалось каждый день в строго определённом порядке, то потом с самого утра и до самого позднего вечера с ним происходили всякие разные неприятности и недоразумения. То портмоне оставит дома, то у машины сдохнет какая-нибудь деталька именно тогда, когда он спешит на очень важную встречу, то налетит на него с разбегу какая-нибудь тётка прямо в лифте. Совсем так, как это случилось вчера. А ведь всего-навсего забыл вовремя крикнуть «вуаля». А уж после того, как выпил хотя бы глоток кофе, кричи не кричи, а день точно полетит коту под хвост.

Началось с того, что заклинило дверной замок и пришлось провозиться с ним минут десять, а то и пятнадцать. Хорошо ещё, что Тимофей Андреевич не позволял себе поваляться лишнего в постели и будильник заводил на полшестого, хотя его рабочий день начинался ровно в девять. Едва он закончил возиться с ключами, и дверь, наконец-то поддалась его усилиям, как позвонил его самый главный поставщик. Бодрым голосом всегдашний засоня заявил, что завтра уезжает в срочную командировку в Берлин, и поэтому все текущие вопросы необходимо обсудить непременно сегодня, и прямо с самого утра. Иначе все квартальные заказы полетят чёртовой матери. А вместе с ними и нехилая квартальная премия.

Выдохнув и вдохнув несколько раз воздух точно так, как предписывала йога, Тимофей Андреевич нажал на кнопку лифта. Чаще всего он спускался вниз по лестнице, но сегодня со временем был полнейший цейтнот, поэтому он решил воспользоваться уникальным достижением цивилизации, помогающим экономить это самое время. Прождав всего пару минут или даже меньше, он облегчённо вздохнул, услышав приближение своего утреннего помощника.

Лифт натужено крякнул и намертво застыл несколькими этажами ниже. Тимофей Андреевич ума не мог приложить, что же там могло произойти, чтобы абсолютно новый механизм вдруг застопорился. Оставалось только ждать. Конечно, можно было рвануть вниз по лестнице, но не забывайте, что он уже проворонил свою удачу с самого утра. И как результат – на лестнице не горела ни одна лампочка, и, наверное, даже сам чёрт не рискнул бы по ней пробежаться.

Тимофей Андреевич молча стоял на площадке, сердито поглядывая на призывно моргающую кнопку и прислушиваясь к происходящему внизу. Опаздывающему мужчине показалось, что в лифт затащили что-то настолько тяжёлое, что умная железяка вначале удивилась такому безобразию, а потом заверещала дурным голосом. Но уже через мгновение всё стихло, и довольный лифт начал плавное движение вверх.

Как ни странно, его кабина была совершенно пустая, если не считать маленькой беленькой кошечки, забившейся в самый дальний угол.

– Ну вот, – недовольно буркнул себе под нос Тимофей Андреевич, – не хватало мне ещё возиться с приблудными кошками. – Ты чей будешь, кот? Блох, поди, у тебя целый стакан наберётся.

С чего вдруг он начал мерить блох стаканами, юморист-самоучка и сам бы не смог себе объяснить. Но пришедшая мысль его развеселила и даже заставила немного успокоиться. А зря. Пока он размышлял, что делать с кошкой, лифт резко остановился между этажами с чувством выполненного долга. Словно живое существо, он несколько раз задумчиво фыркнул и затем уверенно пошёл вниз. На первом этаже Тимофея Андреевича ожидал сюрприз.

Едва распахнулась дверь лифта, как в него пулей влетела плотно закутанная в шаль тётка неопределённого возраста. Представьте себе такую картину: в огромной кабине одиноко стоит молодой мужчина, одетый по самой последней моде. В одной руке он держит деловой кейс из настоящей крокодиловой кожи, а в другой – белого котёнка, уже успевшего нагадить в приглянувшийся ему угол.

– Барсик, а я тебя ищу по всему дому, – неожиданно молодым голосом проговорила «тётка», обращаясь к коту. – Где Вы его нашли? Постоянно убегает, не успеваю ловить, – это уже к Тимофею Андреевичу. – Ой, а это что там в углу? А, может, это не ты? – сразу два вопроса к провинившемуся коту.
– Огромное Вам спасибо за Барсика, не знаю, что бы я без Вас делала, – протараторила на одном дыхании «тётка».

Пока женщина выясняла, радовалась и благодарила, лифт тоненько дзинькнул и вновь пошёл вверх. Растерянно глядя на Тимофея Андреевича, она неуверенно улыбнулась и отодвинула с лица шаль. Только сейчас мужчина заметил, какая же она страшненькая. Прямо, как атомная война. Наверняка, не замужем, раз носится за котом по всему дому. Импозантному красавцу, коим он всегда себя считал, никогда не нравились такие дурнушки. Даже к себе в штат он подбирал исключительно симпатичных людей, чтобы они внушали абсолютное доверие уже одним внешним видом.

Видимо, у девушки в запасе были свои собственные козырные карты, которые она решила немедленно выложить на кон. И снова затараторила:
– А хотите я Вас чаем напою с горячими пирожками? Я их сама напекла всего полчаса назад. И с мясом, и с рыбой, и с повидлом. А какие пирожки вы любите? А ещё я умею варить настоящий украинский борщ и выпекать сладкие булочки. И не курю, как некоторые. Я – Нина. А как Вас зовут?



Тимофею Андреевичу стало искренне жаль Нину, пытающуюся заманить к себе пирожками первого встречного. Но он и вида не подал. Снова выручил его многолетний опыт работы на руководящих должностях. Вежливо поблагодарив свою визави, он выскользнул из лифта, остановившегося на третьем этаже, откуда до выхода на улицу было рукой подать.

Галопом добежав до машины, он с первой же попытки открыл заедающий замок (Ура!), плюхнулся на водительское сиденье и вставил ключ в замок зажигания. Мотор кряхтел, ворчал, возмущался и даже плакал, но заводиться не хотел. Тимофей Андреевич снова ругнул себя за нарушение утреннего ритуала. Хорошо хоть, что телефон работал, и денежная наличность у него всегда имелась. Такси прибыло ровно через три минуты, слово стояло где-то за углом и только и ждало, когда его вызовут какие-нибудь растяпы, вроде Тимофея Андреевича. Дорога на работу заняла всего полчаса вместо обычных сорока минут.

Сидя на заднем сидении такси, невольный пассажир получил уникальную возможность просто расслабиться и даже вздремнуть. Едва он погрузился в сон, перед его глазами встала, как наяву, девушка Нина. В руках она держала расписной поднос с его любимыми пирожками, а за её подол цеплялась целая ватага ребятишек, таких же страшных, как их мать. Тимофей Андреевич с ужасом понял, что все они – его собственные дети.

– А ещё я не курю и крестиком вышиваю, – пропищала пигалица лет пяти, – Папочка, когда мы пойдём в парк кататься на лошадках?

– Ну вот, приехали, – почему-то басом продолжила она.

Открыв глаза, Тимофей Андреевич облегчённо вздохнул, увидев всего лишь водителя такси. В момент пробуждения он успел-таки представить рядом с собой рыжую страшилку с её борщами и булочками. Эта мысль настолько захватила его, что он едва не упал на мраморных ступенях, поскользнувшись на ровном месте. Зато, взглянув на огромные часы, висевшие прямо над ресепшен, он с удовлетворением отметил, что не опоздал. Без одной минуты девять. Тимофей Андреевич внутренне усмехнулся своему служебному рвению. Уже несколько лет он был генеральным директором огромного холдинга и вполне мог позволить себе сдвигать по собственному усмотрению свой рабочий график. Но он пока не забыл, что рыба гниёт с головы, поэтому установил лично для себя очень высокую планку, которую почти не нарушал. Если бы не секретарша Анечка…

Приветливо улыбнувшись охраннику, Тимофей Андреевич чинно зашёл в приёмную. Прикрыв за собой дверь, он подошёл к Анечке, всегда державшей наготове рабочую документацию, горячий кофе и свои губы. Которые он тут же страстно поцеловал, не забыв уделить должное внимание и глубокому декольте её шикарной шифоновой блузки, и упругой попке, аппетитно спружинившей от его ласкового шлепка.

Три часа пролетели незаметно. Кто только не побывал за это время в директорском кабинете. До обеда оставалось всего ничего, а Тимофей Андреевич так и не решил самый главный вопрос, запланированный именно на сегодня. Видимо, Анна тоже помнила эту дату, раз надела ту же откровенную блузку, что и на новогодний корпоратив, на котором закрутился их бурный роман. Тимофей Андреевич, будучи человеком порядочным, опрометчиво пообещал девушке ровно через год сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться. Каждый в тот момент подумал о своём. Девушка тут же представила себя в шикарном подвенечном платье, а мужчина – всего лишь совместный новогодний тур по городам Европы. Конечно же, за год его обещание было плавно скорректировано, и он вдруг осознал не без помощи своей секретарши, что пора завязывать с холостяцкой жизнью.

Снова совсем некстати пришла на ум соседка по подъезду. Независимо от Тимофея Андреевича в его голове закрутилась навязчивая карусель и появились огромные весы, на которые он попеременно укладывал то Нину, то Анечку.

Первое, что бросается в глаза, – это внешность человека. И с этим не поспоришь. Его секретарша, несомненно, была вне всякой досягаемости. Она по праву считалась первой красавицей во всём холдинге, не зря же он сам присмотрел её во время непродолжительной зарубежной командировки. Пригласив Анечку на работу, он ни разу об этом не пожалел. Девушка была не только ослепительно красива, но и обладала уживчивым характером, аналитическим складом ума и понимала своего шефа буквально с полуслова. Но в обыденной жизни она явно проигрывала Нине, поскольку абсолютно не умела готовить. Даже простенькую яичницу она умудрялась или подпалить, или не дожарить. Вот кофе у неё действительно получался отменным, но и то лишь потому, что вместе с ней это делала швейцарская кофемашина.

Как ни крути, а обещания надо сдерживать, и поговорить с Анной всё же придётся. Правда, после этого он вынужден будет её уволить. Приоткрыв дверь, он увидел улыбающуюся секретаршу. Она, как обычно, сидела на своём рабочем месте и вела по телефону деловой разговор. В том, что разговор был строго деловой, он нисколько не сомневался. Что-что, а говорить на отвлечённые темы по служебному телефону Анечка никогда себе не позволяла, равно как и пустую болтовню с коллегами по работе. Тимофей Андреевич слегка поморщился, представив другую женщину на месте секретаря. Но, как говорится, незаменимых сотрудников нет, и секретарское кресло вряд ли будет долго пустовать.

Распахнув дверь своего кабинета, Тимофей Андреевич убедился, что в приёмной кроме них двоих никого нет. Подойдя к Анне настолько близко, что мог даже вдохнуть её горячий выдох, он повернул обеими руками скрипучее колесо, запущенное ими год назад.

– Анечка, мы с тобой вместе уже целый год, – неуверенно начал он свою речь. – Ты, конечно же, догадывалась, что я люблю тебя.  Так и есть. Я на самом деле безумно люблю тебя и хочу сделать тебе предложение, от которого, надеюсь, ты не откажешься, – тут он засмеялся и взял девушку за руку. – Только тебе придётся уволиться с работы, но перед этим выйти за меня замуж. Ты согласно, Анечка?

И не дожидаясь ответа, он выскочил в коридор, оставив на безымянном пальчике девушки миленькое колечко. Именно о таком она давно мечтала. Постояв у своего стола пару минут, она медленно пошла к зеркалу. По миловидному лицу Анечки пробегали подобно морским волнам её сокровенные мысли:
– Ну что, детка? Добилась своего? Почему же не радуешься и не кричишь от счастья? Ведь жених-то завидный: богатый, машина, квартира, должность. Даже министр здоровается с ним за ручку. Правда, страшный он, как Квазимодо… Или даже, как атомная война.

И, глянув в зеркало, новоиспечённая невеста весело подмигнула своему безупречно красивому отражению и уже вслух произнесла:
– Но ведь с лица воду не пить? 

автор Ирина Абеляр

Нажав на рекламу вы помогаете развитию сайта. Спасибо!