Расставание

Расставание

Родителям  десятилетней Эммы нужно было срочно уехать на несколько дней по неотложным делам, а поскольку девочка была  еще мала, присмотреть за ней попросили  родственницу. Эта пожилая женщина, по имени Лейка, была тринадцатым ребенком в семье.

В дореволюционное время ее семья голодала до такой степени, что дети пухли от голода, а ей, маленькой девочке, приходилось работать на фабрике. Трудящееся население царской России находилось в состоянии постоянной «народной болезни» — недоедания. Малейший неурожай обращал это недоедание в голод.

— Бабушка, а почему ты живешь одна — спрашивала девочка со свойственным детям любопытством. — Ты никогда не была замужем,  у тебя не было детей?

— В двадцать лет я вышла замуж — отвечала Лейка. — Мы с Марком очень полюбили друг друга, но родители были против наших встреч. Она улыбнулась каким —  то своим мыслям, и помолчав продолжала:

— Однажды  Марк перелез через забор, чтобы увидеть меня  и  порвал  брюки.

—  Вы  поженились?



— Да! Он  работал  парикмахером,  красивый был,  высокий,  а  потом  родилась  у
меня  дочка  Еля.

Однажды ко мне пришла знакомая и сказала:

—  Лейка, пока ты сидишь с ребенком  твой  муж  после  работы встречается  с
другими  женщинами. — Это  оказалось  правдой — грустно сказала бабушка.

— А ты что? — не унималась Эмма

— Я не простила. Разводиться он не хотел, а  вот гулять продолжал.

— Бабушка, а дочка где?

Лейка вдруг расплакалась.

—  Не надо о ней вспоминать. Мне тяжело… Немного успокоившись,  она каким — то отрешенным взглядом посмотрела в окно.

Эмма почувствовала, что бабушке нестерпимо больно думать о дочери, и она дала себе слово  больше никогда о ней не спрашивать.

Но Лейка заговорила сама:

— У меня была очень хорошая дочь. Бывало скажет:

—  Мамочка, я тебя провожу на работу. — Проводит, смотрю,  а в  кармане у  меня

яблоко,  которое  я  ей  оставила.   

А потом началась война. Фашисты уничтожали всех евреев. У меня была родственница, звали ее Поля, у нее было двое маленьких детей. Они собирались эвакуироваться, но на  улице было холодно,  дети замерзли и Поля вернулась в дом за вещами, а там   уже были немцы.

— Ты  еврейка? — спросил  ее фашист.

— Я от своей национальности не отказываюсь — ответила она, потом посмотрела  на них  и добавила:

— Все — равно вам здесь долго не быть…               

Ее расстреляли — продолжала свой рассказ Лейка, а детей  добрые люди хотели спрятать, но их нашли и убили.

— За что, бабушка?

— Только за то, что они  евреи.

Эмма понимала, что бабушке хочется хоть кому — нибудь рассказать историю своей жизни, она слушала ее молча, не перебивая. Всегда такая молчаливая, сейчас  Лейка  раскрывала перед маленькой девочкой свою душу, отчего сердце Эммы сжималось от сострадания.

Когда началась война — продолжила свой рассказ Лейка, я пошла работать в военный госпиталь. Все мои родственники собирались эвакуироваться из Кировограда.

Еля стала упрашивать меня, чтобы я разрешила ей уехать вместе с ними, я долго не соглашалась. Лейка заплакала и сквозь слезы, как бы оправдываясь   сама перед собой, сказала:

— Я думала, что там ей будет безопасней.

Она вспомнила как на прощанье прижимала свою кровиночку к себе, как не хотела отпускать ее и не могла не отпустить. Ее сердце разрывалось от отчаяния и невозможности изменить ситуацию. Лейка, в то время еще молодая женщина, махала рукой вслед уходящему поезду с чувством, что все происходящее просто сон.

— Мамочка, я вернусь, не надо плакать — доносились до нее прощальные слова Ели.

И они уехали — растягивая слова сказала Лейка. Она достала из чемодана старенькую фотографию и показала девочке :

— Вот моя Еля. — Я работала, отсылала деньги родственникам  в Ташкент, а Еле покупала вещи, думала, когда закончится война она будет рада новой одежде.

Затем бабушка показала Эмме письмо с пожелтевшими от времени листками:

» Здравствуй, дорогая мамочка — писала дочка. Я сейчас нахожусь в больнице и мне нужна очень большая поддержка, поэтому я тебе очень и очень благодарна за деньги, которые ты высылаешь. Мне приносят пару яиц, немного картофеля и грамм десять масла. Я сейчас очень больная и пишу прямо из больницы. Когда я выздоровею и стану на ноги, тогда мы встретимся…»

— Чем же болела твоя дочка, бабушка?

— Дизентерией…

— А почему ее не вылечили?

— Не было лекарств, война, тяжело вздохнув ответила Лейка.

— Вы  после  войны  встретились?            

— Когда закончилась война, все родственники возвратились, кроме Ели — ответила Лейка. — Я даже не знаю, где она похоронена. Эмме показалось, что после этих слов, бабушка согнулась, и как будто даже стала меньше ростом. Эмма почувствовала почти физическую боль бабушки, которая передалась и ей.  Ведь Еля обещала вернуться!

За годы войны на фронте погибло от 120-180 тысяч евреев, 80.000 были убиты в лагерях для военнопленных, 180 тысяч-были ранены.

автор Наталья Федотова

Подддержите нас, поделитесь с друзьями или нажмите на рекламу!Спасибо)