Первый отечественный фильм ужасов

Если задать вопрос — какой самый первый фильм из числа снятых в нашем отечестве можно отнести к ужастикам — уверен, большинство даже поклонников жанра сразу назовёт «Вий» 1967 года. Без вариантов как-то…

Из свободных интернет-источников

Из свободных интернет-источников

Интересно, а не родись у нас такой классик как Николай Гоголь (а он ведь один из немногих, кто получил «индульгенцию» на многочисленные переиздания в СССР книг с потусторонними, мистическими сюжетами) и следовательно не появись вышеупомянутый киношедевр, какой пример приводили бы теперь иностранцам в качестве дежурного? Всё-таки другой русский писатель, которого можно отнести к числу первопроходцев хоррора и готики на Руси — я про Алексея Константиновича Толстого — не стал на столько хрестоматийным, чтобы войти в советскую школьную программу. По крайней мере, после вольных попыток начала 1990-х режиссёры в очереди на его экранизации не выстраиваются.

Первый  отечественный фильм ужасов
Первый отечественный фильм ужасов

А между тем, более чем за полвека до советского «Вия», ещё в царской России, было снято ни много ни мало три (!!) киноленты под мотивам того же «старинного малороссийского предания» — в 1909, 1912, 1916 гг. — и, казалось бы, на этом можно статью и закруглять, но ни одна из них, увы, не сохранилась (даже клочка не осталось), как и ряд других, с такими многообещающими названиями как «В полночь на кладбище» (1910) или «Загробная скиталица» (1915). Поэтому далее разговор пойдёт исключительно о тех работах, что и сейчас можно посмотреть (чтобы составить собственное мнение).

Из свободных интернет-источников

Прежде чем начать погружение вглубь XX столетия, где вдали от глаз широкой публики и находится искомое, стоит сказать, что некоторые элементы «пугающего» изредка встречались в нашем звуковом кино и до 1967 года, хотя их трудно охарактеризовать словом «самоцель», что на мой взгляд должно отличать фильмы ужасов от других жанров развлекательного кинематографа. А ведь злодеи и чудища, с которыми сражались главные герои советских киносказок, пусть изредка, но получались весьма устрашающими (хоть это и субъективно). Взять того же Кащея Бессмертного в одноименной картине 1944 года в исполнении Георгия Милляра:

Из свободных интернет-источников

Но истоки всё же следует искать в немом кинематографе и не обязательно в дореволюционном. Так до недавнего времени первым отечественным ужастиком я считал немую экранизацию Проспера Мериме «Медвежья свадьба» (1925), которую посмотрел ещё в середине 1990-х по ТВ. Она создана по мотивам его «страшной повести» под названием «Локис», а точнее по пьесе наркома просвещения Анатолия Луначарского (разносторонний был человек!), который добавил к оригинальному сюжету кое-какой отсебятины в духе времени. И кино получилось отменное — зловеще-мрачное (как и положено), с отличными актёрскими типажами. Главную роль сыграл Константин Эггерт, который выступил и в качестве сорежиссёра.

А теперь в интернете в наличии и более ранние попытки. Например, лента 1923 года «Призрак ходит по Европе» якобы по «Маске Красной Смерти» Эдгара Аллана По. Но если это и так, то совсем по далёким мотивам — общего разве что наличие маскарада во дворце, а сам сюжет гораздо более реалистичный. Проблема в том, что титры утрачены (а по губам я читать не умею) и поэтому его сложно разобрать, притом что киношники тут совсем уж «осовременили» классику, добавив революционное восстание, в ходе которого дворец спалили. Но хотя бы понятно, где именно киноведы углядели элементы «ужасов»: главного героя постоянно преследуют то кошмары, то галлюцинации. Ну и актёрам тогда так густо наносили грим, что при черно-белой гамме создаётся ощущение чуть ли не театра кабуки. Вампирской ухмылки можно ожидать от любого персонажа…

И наконец то самое — наиболее раннее из дошедшего до нас. 1915 год на дворе!! Это продолжительностью всего в 45 минут экранизация мистической (и наверно потому малоизвестной) повести самого Ивана Тургенева «Клара Милич» (1882), правда, получившая от режиссёра другое, жутковатое название — «После смерти«. Непонятно только зачем были изменены имена основных героев — к тому же на тех, кто в своё время для писателя послужили прототипами. Актриса по фамилии Кадмина (но не Зоя, а Евлалия) действительно существовала и она отравилась (фосфором) в 1881 году и, как утверждали, тоже от несчастной любви:

Е. П. Кадмина (1853—1881)
Е. П. Кадмина (1853—1881)

Перед просмотром, пожалуй, лучше ознакомиться с оригиналом — поможет в понимании происходящего на экране. Сюжет очень близок, но так как при немом кинематографе полноценные диалоги были недостижимы, актёрам приходилось основной упор делать на пантомиму. И свои чувства, весь трагизм, им удалось тут передать на максимально возможном уровне.

Как не странно, но про эту работу Евгения Бауэра никогда прежде не упоминали как про ужастик (просто трагедия, хотя для кино это не определение), однако то, как по-настоящему атмосферно и пугающе, в духе лучших мистических фильмов о привидениях, была в нём поставлена сначала сцена сна, а затем и эпизоды с галлюцинациями (если только те не были явью), у меня лично не оставляют сомнений в жанре. Кроме того не могу не восхититься оператором, который для передачи настроения вдоволь поэкспериментировал со светофильтрами.

(с) Albert Magnus источник

Подддержите нас, поделитесь с друзьями или нажмите на рекламу!Спасибо)