Это одиночество

Это одиночество

 Александра Игоревна работала в НИИ кардиологии, она была доктором медицинских наук, имела  ученое звание профессора и являлась заведующей лаборатории клинической кардиологии.  Александра Игоревна полностью отдавала себя любимой работе, которая была для нее всем: увлечением, надеждой, можно даже сказать, смыслом жизни.

Александра Игоревна жила вместе со старенькой матерью, которая безумно любила свою единственную дочь — Шурочку, но, несмотря на довольно пожилой возраст, Берта Соломоновна, характер имела твердый и непреклонный. В ее голосе часто звучали командирские нотки, не терпящие никаких возражений.
Шурочка же давно смирилась с деспотическим характером матери, она любила ее дочерней любовью, и учитывая возраст матери, старалась не вступать с ней в пререкания, уступая ей во всем.



Когда к дочери приходили гости, а приходили к ней, как правило, эрудированные образованные люди, Берта Соломоновна, поглядывая на гостей, сидящих за столом, и беседующих за чашечкой чая, приговаривала:» Все делали сами эти маленькие ручки», затем театрально вздохнув продолжала:»  Ой, все сама, все сама!!!»

Когда же они оставались вдвоем, тон ее речей менялся, становился бескомпромиссным и строгим :» Шура! Надень то, что я велела!»
Иногда за трапезой, она грозно глядя на дочь, срывалась на крик:» Если ты не съешь борщ, он полетит в стену…» И хотя Шурочке было уже более пятидесяти,  и она была профессором и уважаемым человеком, для матери Шура, по-прежнему, оставалась маленькой девочкой.  У Александры Игоревны сжималось сердце от жалости, когда она возвращаясь с работы видела мать, стоявшую на лестничной площадке в халате и домашних тапочках, и которая не находила себе места от того, что Шурочка порой допоздна задерживалась на работе. В этих случаях, двери в квартиру были распахнуты настежь… Такое положение вещей соседей не устраивало, начинались ссоры, что довольно часто случается в  коммунальных квартирах.

Александра Игоревна с матерью занимали одну комнату в этой квартире,  около стены стояло старое фортепиано, на котором Шурочка играла в детстве, и за которое изредка,  до сих пор, садилась поиграть в минуты грусти и раздумий , у окна стояли два кресла, между которыми размещался маленький журнальный столик, у противоположной стороны стены находились  кровать  и диван, предназначенные для отдыха — вот и все нехитрое имущество.

Перед Александрой Игоревной со всей остротой встал  пресловутый квартирный вопрос.
И она обратилась к компетентному в этих вопросах Василию Петровичу.  Внешне он сразу понравился ей. Обрисовав проблему, Александра Игоревна чувствовала себя неуверенно, не зная нужно  и можно ли ему предложить деньги, она и боялась его обидеть и в тоже время не знала как  правильно поступить.

Однако Василий Петрович ее внимательно выслушал и отнесся к ее проблеме с пониманием, чем вызвал ее безотчетное доверие. Редко в ее жизни ей встречались такие  люди.

Может я чем — то смогу Вам помочь? Может Вам что-то нужно, — краснея спросила Александра Игоревна.

Нет, что Вы,  — ответил он, но после короткой паузы, подумав сказал:» Единственное… У меня есть дочь, у нее проблемы с сердцем, если бы у Вас была возможность обследовать ее, я был бы Вам очень признателен.»
Конечно, — с готовностью согласилась Александра Игоревна.  — У нас очень хорошие врачи, пусть приходит, мы обязательно ей поможем.  —  Вот мой номер телефона, и она протянула ему визитку.

Когда пятнадцатилетняя дочь Василия Петровича пришла   в лабораторию к Александре Игоревне, она увидела женщину  небольшого роста, милую и симпатичную. Женщина внимательно  посмотрела на юную девушку, ее глаза казались огромными на фоне маленького лица. Александра Игоревна  мягко спросила:»  Вы Анюта?» — Да, ответила девушка.
Так произошло их первое знакомство.

Девушка обследовалась, часто заходила в лабораторию к Александре Игоревне, делилась своими секретами и  они стали, несмотря на большую разницу в возрасте, настоящими подругами, хотя такая дружба довольно редко встречается, и, возможно, для постороннего взгляда выглядела странно, но помогая девочке, Александра Игоревна не чувствовала себя такой одинокой, а доселе дремлющие в ней материнские чувства, вдруг проснулись и заиграли разноцветными красками.

Но прошло несколько лет и Анюта влюбилась ,  девушка с радостью рассказала Александре Игоревне о своем решении выйти замуж, она ждала, что Александра Игоревна обрадуется за нее, но та вдруг разозлилась.  Не встречала еще такой девчонки, которая так стремится выйти замуж, — выпалила она. Такого выпада девушка  от Александры Игоревны  не ожидала.  Анюта никак не могла понять, почему и на что она так сердится.   Впервые в их отношениях появилась трещина.

Александра Игоревна стояла у окна, скрестив на груди руки, а во всем ее облике читалась какая-то растерянность и неуверенность, возможно, даже это была обида на саму себя за невыдержанность. Сидевшая в лаборатории сотрудница , заступившись за девушку сказала:» Александра Игоревна, ну, зачем же вы так? Девушка молода, и нет ничего удивительного в том, что она собирается выйти замуж.»


Александра Игоревна ничего не ответила.  Она привязалась к этой девушке, полюбила, как свою дочь, и вот этой девочке скоро она совсем  будет  не нужна, а у нее нет ни мужа, ни детей, жизнь почти прошла и ничего нельзя изменить, разве же  она хуже других, разве не достойна  того, чтобы быть счастливой? Вот и сейчас новый директор отправляет ее на пенсию… И никому не нужен ее опыт, звания, диссертации. Разве можно высказать все, что  чувствует ее сердце, да и нужно ли это всем знать.

Она посмотрела в окно. Ветер кружил листопад, в лучах прохладного октябрьского солнца на голубом небе все выше поднимались стаи птиц, тепло бабьего лета сменяла пасмурная и серая небесная пелена.

Много лет назад, тогда еще совсем молоденькая Шурочка, — студентка университета, была влюблена и была любима. Был назначен день свадьбы, как же она была счастлива!

В белом подвенечном платье она ждала прихода своего любимого. Необыкновенно красивое платье , восхитительная прическа и фата украшали радостную невесту.  Блеск глаз и румянец выдавали ее волнение,  но прошел час, второй, третий, а его, такого долгожданного, все не было. Он предал ее, опозорил, бросил, не приехал, а она ждала его до последней минуты, надеялась и верила в любовь.

Вечером она упала на кровать, и рыдая сбросила  с себя свадебный наряд. А после бессонной ночи  твердо сказала :» Я больше никогда не выйду замуж, я посвящу себя науке!»

Много лет прошло с тех пор, но рана до сих пор не зажила, не смогла она рассказать об этом Анюте. Как объяснить, что ее сердце по-прежнему молодо и хочет быть хоть кому-то нужным…»  Горький опыт тому , несомненно, виной, ей не хочется в душу пускать на постой.»

Умерла ее мама, Александра Игоревна готова простить ей все, и даже после смерти верна ее памяти. Большой портрет Берты Соломоновны стоит на видном месте и это все, что осталось.

автор Наталья Федотова 2

Нажав на рекламу вы помогаете развитию сайта. Спасибо!