Дело случая

Дело случая

      Обмануть себя нетрудно. Надо лишь искренне увлечься чем-нибудь и поверить в то, что ты счастлив. Пройдёт год, другой, третий — и всё будет нормально, без тёмных вопросов и скользких ответов. Небо синее, трава зелёная, снег белый, а вода мокрая. Люди, конечно, разные, но и у них тоже всё как-то складно и ладно. Одному повезло с женой, другому с работой, третьему со здоровьем. А чем ты хуже?

        Всё дело в случае.

        В субботу около семи часов вечера Жанна легла на диван и сказала, что надо вызывать скорую. Руслан схватился за телефон. Да, жена, тридцатая неделя, срок самый-самый, видимо, пора.

        Через пятнадцать минут в дверь позвонили и он пошёл открывать. На пороге стояли две женщины в светло-синих комбинезонах. Одной лет пятьдесят, очень толстая, с красным лицом почти без глаз и бровей и с маленькой щёлкой рта. Удивляешься, когда узнаёшь, что у такой бабы есть семья, муж и дети, непонятно почему. Второй лет двадцать, как и Руслану, даже сквозь дутый комбинезон чувствуется, какая она тонкая и лёгкая. Карие глаза у неё огромные и медленные, глядя в такой омут тоже обмираешь и словно спишь. Верхняя губка извилистая и упрямая. А щёки смуглые и одновременно блестящие как у лакированной статуэтки из сандала. Зовут её Белка, потому что на густых чёрных волосах справа есть белое пятнышко. Прямо над ухом. Когда целуешь её, хочется губами тыкаться в это белое пятно…

        — Кравцовы?

        — Кравцовы.

        — Что с женой?

        — Сами посмотрите.

        Медички проходят в комнату. Толстая о чём-то говорит с Жанной, а Белка измеряет ей давление и быстро пишет в карточку. Она не оборачивается в сторону Руслана, а он стоит у стола и всё ждёт, что она сейчас обернётся. Он, конечно, не хочет этого, но Белка такая девушка, на которую смотришь не отрываясь и с которой болтаешь всё больше, стараясь заставить себя замолчать.   Начиная с десятого класса он каждый день провожал её домой, потом они научились целоваться в тёмном подъезде, а однажды он подрался с её отцом, который обозвал его шмакодявкой. Руслан был очень стеснительным и всё читал книжки, когда другие парни мечтали о бабле и десантуре. Месяц с Белкой не разговаривали, она обиделась за отца, и, казалось, больше так и не заговорят. Она дулась, дулась, а потом вдруг сама ему позвонила и позвала зайти в гости. Руслан пошёл. Час они сидели в кухне, болтали, вспоминали школу, а потом он стал читать ей стихи, свои любимые, Пастернака, Рубцова и Рыжего. Белка слушала и глаза у неё становились всё бездоннее и медленнее. А он читал наизусть, уже путая поэтов между собой, пора была остановиться, а он не мог, потому что с ней будешь болтать бесконечно, как только решишь замолчать.

        А ночью он увидел её голой. Постель была узкая, и им обоим было неловко. Белка то и дело переворачивалась на живот, и Руслан бесконечно долго целовал ей нежную спину и белое пятнышко в волосах над ухом. Она молчала, а потом вдруг назвала его ёжиком с шёлковыми колючками. Ещё Руслан запомнил, как вкусно пахнет кожа у неё под лопатками и на локтях, и нагое маленькое плечо, которое становилось то горячим, то холодным, то опять горячим…

        — Товарищ Кравцов! Мы забираем вашу жену в роддом. Ездить с нами не надо. Вот адрес и телефон, звоните.

        Толстая повела Жанну к двери. Руслан успел чмокнуть жену в щёку и сказать, чтобы она ничего не боялась, всё будет чики-чики! Белка убрала манометр в сумку, закинула её на плечо – и вдруг посмотрела на Руслана.

        Он почувствовал себя в чём-то виноватым.

        — Что?

        Глаза у него вздрагивали.

        — Ничего.

        — Что значит ничего?

        Белка слегка улыбнулась.

        — Красивая у тебя жена.      

        — Ну уж какая есть. Ты-то сама как?

        — Учусь во Втором медицинском. Подрабатываю на скорой. А ты?

        — Редактор в издательстве. Замужем?

        — Год.

        — Дети?

        — Рановато.

        — Ну, да.

        — Ну, да.

        Руслан несколько театрально вздохнул.

        — Наверное, я перед тобой виноват.

        — Давай не будем.

        — Нет, ну всё-таки.

        — Понимаешь, нам казалось, что мы сажаем большой и красивый сад. В нём будут деревья, цветы и плоды. А вышла сплошная неразбериха. Не сад, а густые заросли. Кругом не элита, а одни дички. Всего много, а есть невозможно. Оскомина и кислота.

        — Но разве…

        Белка посмотрела на него в упор.

        — Лучше я пойду.

        —  А вдруг это не лучше?

        — И что ты предлагаешь? Теперь, через три года?

        — Но ведь что-то должно было произойти…

        Медичка развернулась и пошла вглубь коридора. Руслан дёрнулся вслед, но она резко распахнула дверь и вдруг громко сказала:

        — Будь взрослым. Ничего не было и нет. Аборт – и всё.

        — Господи! Так не должно было произойти!

        Белка обернулась и очень спокойно сказала:

        — Не будь дураком. Просто нам дважды не повезло, тогда и вот теперь. Понял? Будьте счастливы!

        Из подъезда он выскочил буквально через полминуты и увидел карету скорой помощи, поворачивающую за угол дома. Там были толстая медичка, Белка и Жанна. Прошлое и настоящее, так кособоко выросшее в диком неухоженном саду.

        Он сунул руку в карман и нащупал бумажку с адресом и телефоном роддома.  То есть всё как бы оборвалось однажды, ненадолго вспыхнуло вновь, погасло — и теперь можно было продолжать жить дальше.

        Руслан развернулся и вошёл в подъезд.

        Дальше – значит, дальше. До следующего случая.

автор Сергей Бурлаченко  

Подддержите нас, поделитесь с друзьями или нажмите на рекламу!Спасибо)